Почему Россия не Швейцария. Президент АНПФ Сергей Беляков о сходстве и различиях пенсионных систем

Почему Россия не Швейцария. Президент АНПФ Сергей Беляков о сходстве и различиях пенсионных систем

Швейцарские граждане большинством голосов (52,7%) отклонили новую пенсионную реформу, которую предложили власти страны. Основной пункт предлагавшейся реформы - увеличение размера взносов в фонд так называемой первой опоры (аналог социальной пенсии в России) на 0,3% и снижение тарифа взносов в фонд "второй опоры" (аналог пенсионных накоплений в России) с 6,8 до 6%. "Третья опора", оставшаяся неизменной, схожа с добровольными отчислениями у нас в рамках негосударственного пенсионного обеспечения.

 Казалось бы, какое отношение мы имеем к этому значимому для Швейцарии событию? Связь такая. При всем различии в уровне жизни пенсионеров в наших странах (Россия занимает 40-е место из 43 в Global Retirement Index) у самих систем много общего. Скажу больше - наша система является практически калькой со швейцарской, которая, в свою очередь, могла бы служить прообразом того, к чему мы могли со временем прийти. Конечно, с поправкой на различия в уровне зарплат, в отношении к работе, производительности труда, а также к тому, как распоряжаться своим доходом.

В 2002 г., когда в России началась первая серьезная пенсионная реформа, система также задумывалась трехуровневой. Как и в Швейцарии, планировалось, что первые два уровня будут обязательными. И ставка также делалась на пенсионные накопления: они не должны были направляться на выплаты текущим пенсионерам, а зачисляться на индивидуальные счета работников, инвестироваться и создавать персональный капитал, который увеличил бы выплаты на заслуженном отдыхе. Сейчас пенсионные накопления в России превысили 4 трлн руб. и имели шансы в ближайшие годы догнать бюджет ПФР, если бы не мораторий, который был объявлен в 2014 г. и с того момента постоянно продлевается. По прогнозам, к 2019 г. из-за моратория пенсионные фонды недополучат с учетом инвестдохода около 3 трлн руб.

 В России, к сожалению, именно "второй уровень" первым попадает под прицел реформаторов, пытающихся закрыть любую дыру, образовавшуюся на "первом этаже". Сначала (в 2004 г.) накоплений лишили людей, которые родились до 1967 г. Сейчас из-за многолетнего моратория новых поступлений на свои счета лишились и граждане, рожденные в 1967 г. и позднее. Ныне речь идет и вовсе о том, чтобы вывести пенсионные накопления из ОПС (обязательная пенсионная система), что фактически можно считать концом реформы 2002 г. и практически полным отказом от многоуровневой системы в пользу распределительной. В дальнейшем это, естественно, повлияет на уровень жизни пенсионеров, поскольку выплаты будут поставлены в полную зависимость от доходов бюджета ПФР и федерального бюджета.

 И тут у нас проблем, конечно, куда больше, чем в Швейцарии, где, например, ощутимый дефицит "первой опоры" прогнозируется только в 2025 г. Российская базовая часть уже много лет живет в дефиците, который покрывается за счет федерального бюджета. В альпийской республике, невзирая на значительное увеличение продолжительности жизни, до сих пор на одного пенсионера приходится три работающих гражданина. У нас это соотношение уже находится на критическом уровне 1 к 1,7, эксперты предсказывают, что уже в 2020 г. будет паритет, а к 2030 г. на одного работающего будет приходиться 2 пенсионера. Учитывая, что значительная часть работодателей не уплачивает страховые взносы за своих сотрудников, положение движется, не побоюсь этого слова, к катастрофе.

Подробнее - https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/09/29/735839-rossiya-ne-shveitsariya
Вернуться к списку