Лонг-листинг

Заявленная год назад реформа листинга облигаций вошла в активную фазу. Котировальные списки первого и второго уровня могут быть объединены к 2020 году, следует из материалов к заседанию одного из комитетов Московской биржи. В качестве переходной меры участникам рынка предложено сформировать требования к долговым бумагам для второго котировального списка. Впрочем, инвесторам, как частным, так и институциональным, важно не количество котировальных листов, а качество ценных бумаг эмитента, находящихся в них. 

Московская биржа рассматривает возможность объединения котировальных списков первого и второго уровня к 2020 году, следует из материалов к заседанию одного из комитетов биржи. Год назад Банк России опубликовал консультативный доклад «О концептуальных подходах к регулированию вопросов листинга и включения облигаций в котировальные списки» (см. “Ъ” от 22 июня 2018 года). И таким образом обсуждение одного из важнейших вопросов, затронутых в докладе — уход от принятой системы котирования долговых инструментов,— вошло в решающую фазу. «Принято решение для начала установить требования по рейтингам для облигаций из второго котировального списка, завершить переходный период и за это время обсудить остальные критерии»,— сообщили в пресс-службе биржи.

В тексте консультативного доклада указывалось, что при объединении первого и второго котировальных списков в единый список ему будет придан статус «премиального» и допускаться в него будут исключительно «высоконадежные облигации». Остальные долговые бумаги автоматически становились бы внесписочными. Второй вариант реформы предполагал полный отказ от понятия «котировальный список» для облигаций. В этом случае биржи могли бы получить возможность самостоятельно сегментировать облигационные рынки по тому или иному принципу. В ЦБ на вопрос о том, по какому из путей в итоге пойдет реформа, по существу не ответили. В пресс-службе Московской биржи сообщили, что окончательное решение еще не принято. «Технически биржа может выровнять требования к включению облигаций в первый и второй списки на уровне правил листинга. Однако формальное сокращение количества списков потребует изменения действующего регулирования, которое устанавливается Банком России»,— пояснили там.

Годом ранее цель реформы объяснялась необходимостью устранить расхождение между текущей концепцией включения облигаций в котировальные списки и потребностями инвестора в определении качества приобретаемой бумаги. Так, например, на практике наблюдаются случаи, когда «кредитный рейтинг, присвоенный облигациям, включенным в котировальный список второго уровня, может оказаться ниже, чем у облигаций из некотировальной части списка», например, из-за невыполнения требований по корпоративному управлению. При этом единственным существенным для инвестора в облигации критерием является кредитоспособность эмитента.

По словам независимого финансового советника Натальи Смирновой, 99,9% розничных клиентов даже не поймут вопрос о роли котировального списка в определении качества облигаций. Кроме того, отмечает она, нахождение в первом котировальном листе не гарантирует низкий риск на фоне санкций. «Для фондов, инвестирующих пенсионные средства, котировальные листы — не самый значимый инструмент в данный момент. Важны рейтинги ценной бумаги или ее эмитента»,— указывает глава инвестиционного департамента НПФ «Сафмар» Андрей Есин. Однако, рассуждает он, реформа имеет смысл в любом случае, если возможности инвестирования для институциональных инвесторов расширятся. При этом важно, чтобы вслед за этой новацией не были введены дополнительные ограничения регулятора, сужающие предложение биржи, резюмирует он.

Источник: Коммерсантъ

Вернуться к списку