Гарантирование нищеты

Последние опубликованные Росстатом данные о состоянии отечественной пенсионной системы, мягко говоря, не радуют. Так называемый коэффициент замещения пенсией утрачиваемого гражданином заработка при достижении пенсионного возраста снижается. Если в 2010 году этот показатель составлял 35,7%, то в 2011 году он снизился до 35,1%. В 2012 году коэффициент замещения составлял 33,9%, в 2013-м – 33,3%, в 2014-м – 33,2%. Только в 2015 году этот коэффициент вырос до 35,3%. И только потому, что правительство сумело год назад проиндексировать пособия по старости на величину инфляции предыдущего года, а вот реальные располагаемые доходы более молодых – снизились. В этом году соответственно коэффициент будет еще ниже уже из-за отказа от индексации.

Между тем именно коэффициент замещения является главным при анализе состояния пенсионной системы. По нормам Международной организации труда (МОТ), он должен быть не менее 40%. Из приведенных же выше цифр можно сделать однозначный вывод – пенсионная система в России разбалансирована. А сама она гарантирует человеку не достойную старость, а нищету. О разбалансированности свидетельствует и отказ государства повышать пособия по старости работающим пенсионерам, и трехлетний мораторий на формирование пенсионных накоплений лицами 1967 года рождения и младше.

И последнее, самое главное, что свидетельствует о серьезных проблемах в пенсионной системе – это размер дефицита ПФР. Судить о нем, правда, можно не из отчетности самой этой организации, а по размеру ежегодного трансферта из федерального бюджета в ее адрес. 

Сам факт наличия таких дотаций говорит о том, что страховой принцип формирования пенсий в России давно нарушен.

В 2013 году трансферт из федерального бюджета на покрытие дефицита ПФР превысил 1,905 трлн и составил 17% всех расходов Минфина. Его, правда, удалось снизить в 2014 году благодаря объявленному мораторию на формирование накоплений на свою будущую пенсию гражданами 1967 года рождения и младше. Размер дотаций в адрес ПФР составил чуть менее 1,296 трлн руб. (9% расходов федерального бюджета). Однако в 2015 году размер дефицита солидарно-распределительной пенсионной системы вновь вернулся на прежний уровень. Объем ассигнований из федерального бюджета в адрес ПФР превысил 1,89 трлн руб.

В январе следующего года правительство, правда, обещает выплатить пенсионерам еще по 5 тыс. руб. Это, конечно, лучше, чем ничего. Однако эта мера никак не компенсирует ту сумму, которую не получили пожилые люди из-за решения не проводить индексацию по уровню инфляции в этом году. Более того, эти 5 тыс. не будут учитываться при последующих индексациях. Базой для последующих повышений пенсий станет их размер по состоянию на 1 февраля 2016 года – то есть в среднем 12 830 руб. Не такая уж и большая сумма, если учитывать, что прожиточный минимум пенсионера, по данным Росстата, составляет 8163 руб.

Причина сложившейся ситуации – в ухудшающейся демографии. В нашей стране растет количество пожилых людей и снижается число работоспособных граждан. Если в 1991 году пенсионеров в стране было 32,848 млн человек, то в этом году их количество уже составило 42,729 млн человек. В то же время число граждан трудоспособного возраста за тот же период уменьшилось с более чем 100 млн человек до 76 млн. И дальше демографическая ситуация, по прогнозам специалистов, будет только ухудшаться.

Как показывает мировая практика, чтобы преодолеть эту ситуацию, государству следует развивать накопительную пенсионную систему. Ее суть заключается в том, что каждый работающий гражданин откладывает на свой индивидуальный счет часть своего заработка. Эти деньги инвестируются в экономику, приносят доход, а затем возвращаются человеку в виде пенсии при достижении им пенсионного возраста. С этой позицией, кстати, согласны все без исключения ведомства финансово-экономического блока правительства. Однако пока российское государство поступает ровно наоборот.

За три года пенсионного моратория с накопительных пенсионных счетов молодых россиян правительство уже изъяло порядка 1,5 трлн руб. Эта сумма вполне сравнима со стоимостью таких крупных инвестиционных проектов, как строительство инфраструктуры перед проведением Олимпиады в Сочи или запланированными капитальными вложениями в развитие Дальнего Востока до 2020 года. Мораторий стал одним из факторов снижения темпов экономического роста в России. И по своим негативным последствиям он вполне сравним с санкциями, введенными против России рядом зарубежных стран.

Что касается самих будущих пенсионеров, то их накопительная часть пенсии уже снизилась в среднем на 10,5%. Компенсировать эти потери правительство обещает в рамках действующей с 1 января новой балльной пенсионной формулы. Проблема только в том, что формула не содержит денежных параметров для расчета, а сам балл является не более чем условной единицей. Ее стоимость правительство определяет каждый год в зависимости от того, сколько денег оно может себе позволить заплатить пенсионерам. Выходит, государство изъяло с индивидуальных счетов граждан деньги, пообещало их компенсировать, однако должным образом это свое обязательство не оформило.

Теперь впереди замаячила перспектива продления моратория на формирование пенсионных накоплений еще на три года вперед. Из всех возможных решений это будет являться наихудшим. Не только потому, что накопительная часть будущей пенсии ныне молодых сократится еще сильнее, но и потому, что усугубит проблему дефицита и в солидарно-распределительной системе. Ведь он, как уже говорилось выше, растет, даже несмотря на то что государство направляет на выплату пенсий нынешним пенсионерам деньги, которые предназначаются для зачисления на накопительные счета тех, кто родился после 1967 года.

Теперь правительство обсуждает создание некой квазидобровольной накопительной пенсионной системы. Суть предполагаемой реформы заключается в том, чтобы предложить россиянам откладывать себе на будущую пенсию из собственных зарплат. А те 6% страховых взносов, которые сейчас уплачиваются работодателями на их пенсионные счета, направить на покрытие дефицита солидарно-распределительной системы. По сути же, речь идет о таком скрытом повышении налогов на доходы граждан. Такая система будет выгодна тем, кто уже зарабатывает приличные деньги. А вот менее состоятельные копить на старость просто не смогут. По нашим подсчетам, участвовать в квазидобровольной системе смогут себе позволить не более 10% тех, кто родился после 1967 года.

Сегодня более четверти населения страны являются должниками банков. Это данные ЦБ. Это 38 млн человек. А 70% россиян, по данным портала Superjob, опросившего 4200 представителей экономически активной части населения, не имеют вкладов в банках. Говорить в этих условиях, что люди будут откладывать еще и себе на старость, по меньшей мере слишком оптимистично.

Между тем, если уж говорить о добровольном участии граждан в накопительной пенсионной системе, следует учитывать, что такой добровольный выбор они уже сделали. Из чуть более 50 млн человек, родившихся в 1967 году и позже, 31 млн перевели свои накопительные счета из государственной управляющей компании (ВЭБ) в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Сделали они это до 1 января 2016 года, когда и заканчивался срок такого выбора – либо они остаются в накопительной системе, либо будут надеяться только на солидарно-распределительную. Их выбор является вполне осознанным. Они проголосовали за сохранение обязательной накопительной системы своими деньгами. И игнорировать этот факт безответственно.

Для погашения дефицита солидарно-распределительной системы необходимо искать другие источники финансирования, а не лишать надежды на обеспеченную старость нынешнее молодое поколение. Тем более что такие источники у правительства есть. Тот же Фонд национального благосостояния в свое время был создан как раз для этой цели – балансирования пенсионной системы. Эта норма, кстати, зафиксирована и в действующем законодательстве. О чем сегодня было бы не грех вспомнить.

Кроме того, если уж в бюджете действительно настолько не хватает денег, можно было бы пойти по пути, по которому в свое время пошли страны Балтии и Словакия. Они после кризиса 2008 года снизили часть тарифа страховых взносов, направляемых в обязательную накопительную систему, перенаправив деньги в распределительную. Но при этом полной заморозки не допускали. В нынешние кризисные времена по такому же пути могли бы пойти и мы. Условно, снизить часть накопительного тарифа с нынешних 6% до 1% и увеличить распределительный с 16% до 21%. Стоимость 1% при этом в следующем году составит 58 млрд руб. Но зато такой шаг позволит государству уйти от порочной практики пенсионных мораториев. А в дальнейшем, по мере выхода экономики из кризиса, накопительную часть тарифа страховых взносов можно будет повышать, пока она не вернется на установленный законом нынешний уровень.  

Источник: www.ng.ru

Вернуться к списку

Похожие новости

Российское законодательство переведут на блокчейн 21.11.2017 Об этом сообщают «Ведомости» со ссылкой на план мероприятий по нормативному регулированию программы «Цифровая экономика», с которым ознакомилась редакция газеты.
Согласно программе российское законодательство сделают понятным для компьютера, чтобы его нормы исполнялись автоматически с помощью смарт-контрактов. Сферу применения умных контрактов и пределы воздействия таких автоматических решений на граждан и бизнес должно определить Минэкономразвитие.  
Банк России впервые разрешил использовать подход к оценке кредитного риска на основе внутренних рейтингов 21.11.2017

Регулятор выдал разрешение Сбербанку России на применение банковских методик управления кредитным риском и моделей количественной оценки кредитного риска для определения величины кредитного риска с использованием подхода на основе внутренних рейтингов (ПВР) в целях расчета нормативов достаточности капитала.